+7 (499) 653-60-72 Доб. 448Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 773Санкт-Петербург и область

Чем отличается конституционный суд от арбитражного суда

Организационно-структурная система арбитражных судов строится на четырех уровнях. Первый уровень арбитражных судов Первый уровень составляют арбитражные суды субъектов Российской Федерации. В их числе арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов. В них рассматриваются дела в первой инстанции. Общее количество арбитражных судов первого уровня - Второй уровень арбитражных судов Второй уровень образуют арбитражные апелляционные суды.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Судебная государственная служба

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

В чем отличие Верховного суда от Конституционного?

Новый Верховный Суд РФ: Авторитетные юристы высказали свое мнение по поводу предстоящей судебной реформы на дискуссии "Нужна ли конкуренция судов? Российская судебная система такова, что практически никогда не представляла собой единый монолитный дизайн.

Как известно, даже в советское время госарбитраж существовал отдельно от судов общей юрисдикции, а до этого — в царской России — коммерческие суды тоже были самостоятельными.

То, к чему мы сейчас идем, — это новое слово в нашем юридическом развитии. Судебная практика, как задумывается, должна быть абсолютно единообразной.

Предполагается, что будут гарантированы равенство, одинаковость правовых позиций и так далее. Но, с другой стороны, это хоть и несомненные, важные ценности — но в то же время не абсолютные и не такие, к которым, на мой взгляд, следовало бы стремиться любой ценой.

Главное — это не то, чтобы правовые позиции были одинаковыми; намного важнее их качество и предсказуемость. Сам факт расхождения позиций высших судов подсказывал всем, включая законодателя, что по определенному вопросу существует некоторая неоднозначность и, следовательно, пространство для улучшений.

Если же правовые позиции будут всегда и во всем едиными, нам труднее будет узнать о том, что в тех или иных ситуациях возможны разные решения, и одни из них могут быть лучше, а другие — хуже. Это непростая задача — выяснить, какая из позиций лучше: Тем не менее, в действующей системе такая возможность заложена, но я не уверен, что она сохранится в новой системе.

Скорее всего, мы потеряем какие-то возможности для улучшения, конкуренции и сравнения различных правовых позиций. Вопрос о необходимости конкуренции высших судов поставлен неправильно. Конкуренция между ними была, есть и будет. Я бы сформулировал проблему иначе: От чьего имени у нас действуют судьи, которых в России тысячи?

От имени суда. Вот и получается, что в одном суде судьи, рассматривающие одно и то же дело, могут прийти к разным выводам. Иными словами, в лице одного суда мы имеем как бы несколько судов. Мое глубокое убеждение — конкуренция является неизбежным спутником любых разумных существ, существующих хотя бы в двух экземплярах.

Раньше в монархических государствах власть концентрировалась в одном лице — вот, видимо, идеал единства правоприменения?

И это восприятие единственного властного лица как идеала управления сохраняется в российском общественном сознании, к сожалению, до сих пор. Но встает вопрос: Понятно, почему: Для того, чтобы стимулировать нашу экономику, которая сейчас слишком монополизирована а это одновременно является обратным отражением монополизации судебной власти , необходимо было бы уделять экономическим судам особое внимание.

Уж лучше искусственно стимулировать спрос предпринимателей на специализированные суды, чтобы благодаря этому экономика развивалась. Если бы наши власти думали именно об этом, а не о концентрации политической силы в своих руках, то все было бы иначе.

Да даже если бы Высшего Арбитражного Суда и не существовало — его нужно было бы придумать! Существующий баланс между судами и разными ветвями власти не идеален, но его следовало бы сохранить еще лет 50, может быть на 30, а может быть, и на А если и говорить о едином суде, то по правилам конкуренции победить должен лучший.

Тогда ликвидировать надо было Верховный Суд, и присоединять к Высшему Арбитражному Суду нужно было именно его. То есть давать карт-бланш на развитие судебной системы нужно было тому, кто показал, что он что-то может.

Позиция моя, может быть, несколько намеренно провокационная, состоит в том, что сожалеть по поводу безвременной кончины Высшего Арбитражного Суда, судя по всему, не стоит. Дело в том, что расстроились, как ни странно, не столько предприниматели, — а ведь заметим, что Высший Арбитражный Суд позиционируется как предпринимательский суд — сколько юристы.

Хотя по идее наибольшее расстройство по поводу его упразднения должны демонстрировать именно те, ради которых этот суд создавался. Однако никаких массовых протестов и касок на Горбатом мосту со стороны малого, среднего и даже крупного бизнеса мы пока не замечаем.

Расстраиваются только юристы, которые вполне обоснованно привыкли к тому, что Высший Арбитражный Суд стал своеобразным древнеримским форумом, на котором устраиваются их состязания, и где можно поупражняться в риторике перед телекамерами. С точки зрения профессиональных судебных представителей Высший Арбитражный Суд был доступнее Верховного Суда особенно в сфере гражданских споров , и на его заседаниях действительно можно было поговорить о сложных вещах, о которых, как и после смерти Махатмы Ганди, теперь и поговорить будет не с кем.

Как достаточно частый участник заседаний Президиума Высшего Арбитражного Суда лично я, безусловно, буду скучать по этим замечательным моментам, что чисто по-человечески понятно, но этот критерий в данном случае не совсем правильный.

С экономической точки зрения отсутствие или появление какого-то института судопроизводства в нашей стране мало меняют основное — отношение наших предпринимателей к судам.

Для предпринимателя не так важно, насколько плохи условия — главное, чтобы они были понятными. Административная конкуренция высших судов создавала определенную нервозность, поскольку в ряде случаев не совсем понятно было, чего ожидать от судебной системы. В то же время, конкуренция правовых позиций а не административного влияния — подсудности и подведомственности может существовать не только при различии субъектов — даже в рамках Высшего Арбитражного Суда такая конкуренция существовала.

О примерах, подтверждающих пользу или вред конкуренции высших судов Александр Верещагин: Наиболее известное противоречие между судами общей юрисдикции и арбитражными судами — это вопрос о возможности возмещения морального вреда юридическому лицу.

Проблема неоднозначна, поскольку ГК РФ в этой части написан не очень отчетливо, и суды заняли различные позиции. Суды общей юрисдикции считают, что это возможно, а арбитражные суды придерживаются противоположной точки зрения.

Я всегда склонен был думать, что суды общей юрисдикции, в принципе, более правы в этой ситуации. Наша судебная практика в целом испытывает значительные трудности при разрешении споров о возмещении морального вреда, и более широкое применения этой концепции скорее полезно, нежели нет.

Точки зрения по поводу этого вопроса могут быть различными, но во всяком случае здесь есть о чем подумать, а доктрина морального вреда развивается именно благодаря этому расхождению.

Анатолий Семенов: Приведу пример про приватизацию ЦУМа в Волгограде. Он был единственным зданием, которое осталось после Второй мировой войны и более-менее сохранилось, потому что в его подвале взяли Паулюса [германский фельдмаршал — Ред.

Причем приватизация имела порок сделки в форме заинтересованности между директором ЦУМа и его сыном, компания которого приобретала акции. Однако сделка была совершена в далекие е года, когда приватизация поощрялась, и на нарушения в ее ходе никто, включая исполнительную власть, не обращал внимания.

И по прошествии более чем 20 лет орган Росимущества по Волгоградской области Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Волгоградской области получает письмо от неравнодушных граждан, в котором они просят вернуть памятник во владение государству для обеспечения его сохранности и ссылаются на незаконную приватизацию.

Поскольку в приватизации участвовали как физические, так и юридические лица, дело одновременно рассматривалось в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. Как ни странно первые инстанции этих судов тотально разошлись в толковании норм.

Спорный вопрос заключался в том, что понимать под моментом начала течения срока исковой давности — получение Росимуществом письма благотворительного фонда "Вахта памяти" или дату приватизации.

Арбитражные суды, вплоть до кассации, решили считать срок исковой давности от письма и признали законность требований Росимущества о возврате здания в собственность государства. Суды же общей юрисдикции встали на сторону физических лиц и сослались на пропуск срока исковой давности. Когда этот спор выплеснулся на уровень высших судов, ситуация радикальным образом поменялась.

Судебная власть, особенно высшая судебная власть, является практически несменяемым корпусом. Если посмотреть на ситуацию с точки зрения власти, можно увидеть целый ряд претензий со стороны мирового прогрессивного сообщества к нашей судебной системе и осознать ее неконкурентоспособность на мировом уровне.

Но изменить ничего нельзя — ведь срок полномочий судьи не ограничен. Я склонен видеть в этой реформе такую, может быть, немножечко лиховатую, попытку разрубить гордиев узел одним ударом.

То есть вместо того, чтобы ждать естественных эволюционных преобразований, было принято волевое решение качественным образом "просеять" корпус именно высших судебных инстанций. В ситуации, когда суд вместо правосудия начинает заниматься правотворчеством, затрагивающим уже не просто интересы конкретных лиц по конкретному спору, а права и обязанности неопределенного круга лиц, споры которых подведомственны такому суду, встает справедливый вопрос — а мы голосовали за этот суд, как мы голосуем за Президента и законодательную ветвь власти?

А мы можем, пусть даже опосредованно, через депутатов или Президента, отозвать полномочия у судьи, утратившего доверие общества? Мне вполне понятно желание ученых юристократов подправить некачественное законотворчество парламента и иных субъектов права законодательной инициативы.

Однако эта панацея в виде судебного правотворчества должна обязательно иметь своей обратной стороной и ответственность за принимаемые решения.

И в особенности это касается высших судов, отменить решения которых процессуально невозможно. Александр Верещагин: Это неплохая теория — возможно, такой мотив присутствует.

Другое дело, что это можно было сделать и гораздо раньше, но не было сделано. Те, кто придут на смену нынешним судьям, может быть, отличаться от них будут только тем, что являются новыми людьми. А вот насчет того, что они будут более честными, неподкупными и так далее — насчет этого могут быть сомнения.

Я лично не уверен, что при всех имеющихся крупных недостатках в деятельности того же Высшего Арбитражного Суда, на смену нынешним судьям придут те, кто будут заведомо лучше. Александр Муранов: Мнение о том, что основной причиной проводимой реформы является необходимость ротации судейского корпуса, представляется мне нелогичным.

Если с чисто логической точки зрения сравнивать Высший Арбитражный Суд и Верховный Суд, то можно задаться вопросом: И почему тогда более здоровую "рыбу" — осетрину, так сказать, первой свежести, а не второй — почему-то решили ликвидировать?

Я могу предложить свою, немного безумную, теорию по поводу происходящего, которая связана с вступлением России в ВТО. Почему существование и деятельность судов всегда нужно признавать однозначно связанными с конкуренцией?

Причин много. В частности: Но раз речь идет об услугах — конкуренция между их поставщиками неизбежна. Эта же идея четко прослеживается в регулировании ВТО. Возьмем Генеральное соглашение по торговле услугами — в нем вопрос о правительственной власти прямо увязан с конкуренцией.

Излагаю ст. Это один из критериев отграничения правительственных услуг от неправительственных. Поэтому даже ВТО признает а мы теперь члены ВТО, для нас эта идея обязательна , что конкуренция связана в том числе с деятельностью государственных органов.

Эта деятельность должна быть некоммерческой, в чем-то безвозмездной, и, кроме того, она также не должна быть конкурентной. А мы имеем в последние годы именно конкуренцию в экономическом смысле между высшими судами, причем конкуренцию не в рамках закона.

Высший Арбитражный Суд, начиная с конца х годов, стал захватывать те области и сферы, которые по закону должны были принадлежать Верховному Суду — а это не что иное, как захват нового рынка для того, чтобы приобрести больше власти и сделать свои услуги более привлекательными для поставщиков.

И Высший Арбитражный Суд этого добился. Но получается, что его деятельность, не контролируемая законом, привела к тому, что с точки зрения ВТО деятельность, которая должна считаться правительственной, вдруг превратилась в коммерческую.

Классификация судов и их отличительные особенности

Опасается ВАС "полного упразднения всех арбитражных судов" и специальных правил рассмотрения экономических споров. С 7 октября, когда законопроект поступил в Госдуму, ВАС не оставлял попыток , если не отговорить депутатов упразднять его, то хотя бы повременить до разработки сопутствующих законопроектов. Об этом просил ВАС и в официальном отзыве на проект:

Арбитражные суды в Российской Федерации являются федеральными судами и входят в судебную систему Российской Федерации. Арбитражные суды - это специализированные суды по разрешению имущественных, коммерческих споров между предприятиями. Они также рассматривают иски предпринимателей о признании недействительными актов государственных органов, нарушающих их права и законные интересы.

Россия упраздняет Высший арбитражный суд Поделиться Print Эксперты предупреждают, что последствия этого шага будут тяжелыми МОСКВА — Государственная Дума России во вторник приняла в первом чтении законопроект, упраздняющий Высший арбитражный суд — главный судебный орган страны, занимавшийся экономическими спорами. Его функции передаются Верховному суду России, и в государстве останется лишь два высших судебных органа — Верховный и Конституционный. Поскольку существование Высшего арбитражного суда прописано в конституции РФ, депутатам было необходимо принять поправки в основной закон страны большинством в две трети от общего числа депутатов Госдумы. Это им удалось: Фракция коммунистов выступила против принятия закона в полном составе.

Новый Верховный Суд РФ: pro et contra

Новый Верховный Суд РФ: Авторитетные юристы высказали свое мнение по поводу предстоящей судебной реформы на дискуссии "Нужна ли конкуренция судов? Российская судебная система такова, что практически никогда не представляла собой единый монолитный дизайн. Как известно, даже в советское время госарбитраж существовал отдельно от судов общей юрисдикции, а до этого — в царской России — коммерческие суды тоже были самостоятельными. То, к чему мы сейчас идем, — это новое слово в нашем юридическом развитии. Судебная практика, как задумывается, должна быть абсолютно единообразной. Предполагается, что будут гарантированы равенство, одинаковость правовых позиций и так далее. Но, с другой стороны, это хоть и несомненные, важные ценности — но в то же время не абсолютные и не такие, к которым, на мой взгляд, следовало бы стремиться любой ценой. Главное — это не то, чтобы правовые позиции были одинаковыми; намного важнее их качество и предсказуемость.

Высший арбитражный суд предложил упразднить Верховный - для "равенства"

Арбитражные суды округов[ править править код ] Осуществляют проверку решений, принятых арбитражными судами субъектов Российской Федерации и арбитражными апелляционными судами, входящими в данный округ. Основная статья: Арбитражные апелляционные суды Арбитражный апелляционный суд действует в составе: Кроме этого, в составе арбитражного апелляционного суда по решению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации могут быть образованы иные судебные коллегии по рассмотрению отдельных категорий дел, а также постоянные судебные присутствия, расположенные вне места постоянного пребывания арбитражного апелляционного суда.

Предприниматели и юридическое сообщество консолидировано высказываются против этой идеи. Её реализация потребует серьезных бюджетных затрат, а также несет серьезные политические риски и грозит ухудшить инвестиционный климат в стране.

Внешние ссылки откроются в отдельном окне Закрыть окно Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Места в зданиях в Москве новому Верховному суду уже не хватает - через три года он переедет в Петербург В среду приступил к работе объединённый Верховный суд России, к которому присоединили Высший арбитражный суд. Независимые юристы очень недовольны ликвидацией ВАС: Проект изменений в конституции, предусматривающий ликвидацию Высшего арбитражного суда и его присоединение к Верховному суду в виде коллегии по экономическим делам, был внесён в парламент администрацией президента в октябре года и стал неприятной неожиданностью для независимых от государства юристов.

Арбитражный суд

Общие положения Статья 1. Система судов общей юрисдикции 1. Систему судов общей юрисдикции в Российской Федерации составляют федеральные суды общей юрисдикции и суды общей юрисдикции субъектов Российской Федерации.

Многие из депутатов позитивно реагируют на возможные изменения. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков отмечает, что Верховный суд и так зачастую занимается вопросами, находящимися в компетенции Конституционного суда. Верховный суд и сейчас достаточно часто вынужден выносить решения о толковании конституции. Было бы побольше практики у такого суда. Но это сложно сделать, потому что необходимо вносить изменения в конституцию.

Совершенствование системы судов

Статья Порядок создания и упразднения судов С изменениями, внесенными Федеральным конституционным законом от 5 февраля г. Другие федеральные суды создаются и упраздняются только федеральным законом. Должности мировых судей и конституционные уставные суды субъектов Российской Федерации создаются и упраздняются законами субъектов Российской Федерации. Никакой суд не может быть упразднен, если отнесенные к его ведению вопросы осуществления правосудия не были одновременно переданы в юрисдикцию другого суда. Конституционный Суд Российской Федерации 1. Конституционный Суд Российской Федерации является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации устанавливаются федеральным конституционным законом.

Так, в году Верховный суд стал высшим судом по правовым вопросам, один из авторов Конституции РФ Вениамин Яковлев отмечал, Есть сферы и отношений и права, которые существенно отличаются.

.

В России ликвидировали Высший арбитражный суд

.

Чем опасно упразднение арбитражных судов в России

.

.

.

Россия упраздняет Высший арбитражный суд

.

Совершенствование системы судов

.

Комментарии 6
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Феофан

    Так куда перечислять: бж или в исполнительную службу?